ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ:

Рекорд России! Побит Рекорд Мира! Speedski WC'14
Первая медаль WC Победа на FIS and2014n1Интервью Н.Пимкина
___________________________________________________________________________________________________________________

Карацупа без Джульбарса, или как я выезжал на Кубок мира по SpeedSki

Часть первая

«Все написанное является чистой, без преувеличения, правдой»
Николай Пимкин

Хорошо начинался сезон 2009-2010. Я нашел новое перспективное место работы на горнолыжном курорте «Пухтолова гора» под Петербургом и начал потихонечку выходить из «пике», в котором находился все предыдущие годы.

«Швейцарский дом путешествий» – официальный туроператор «Русских недель» пригласил меня в качестве инструктора в рекламную поездку с группой руководителей турфирм по горнолыжным курортам Швейцарии. Поездка оплачивалась, открывалась перспектива новых знакомств. Сроки поездки удачно накладывались на календарь первого этапа Кубка мира. На следующий день после окончания соревнований я должен был явиться в Церматт. И, наконец, за неделю до отлета Паша сообщает, что Саша Вайткус (Туутари Парк) оплачивает и отправляет с нами девушку – варить кашу по утрам и свозить куртки. Такого в моей практике еще не было. Как-то все это показалось подозрительным.

Однако чехол и сумка собраны и упакованы на даче. Люфтганза в 5 утра. Вечером сажусь в машину и еду в Финляндию открыть визу, попить ихнего кофе и сразу назад в Пулково.

Все становится на свои места на паспортном контроле. Девушка за стеклом просит меня подождать старшего, затем меня отводят в комнатку и через минут пять сообщают, что служба судебных приставов наложила на Вас, Николай Сергеевич, ограничение на выезд за пределы РФ, так что возвращайтесь на Родину и не …

No comments. Вспоминаю последними русскими словами своих юристов-адвокатов, «решавших вопросы и контролировавших ситуацию». Звоню Паше. Он в шоке. Еле уговариваю его ехать и выступать одному.

Итак, я невыездной. Утром аэроплан улетает без меня, «Швейцарский дом путешествий» лишается перспективного сотрудника. Паша пишет из Варса письмо:
02.02.2010 20:33
Привет! Как дела? У нас все нормально. Приехали все. Только поляков нет. Все как на чемпионате Мира. Даже канадцы с американцами появились. Трасса подготовлена плохо. Трясет нереально. Между створами яма, в которой сильно прижимает. Не пойму, то ли снега не хватило закатать, то ли она раньше была. Позавчера были свободные заезды. Я получил от всех вообще. Лыжи не делал. А вот сегодня уже два официальные заезда. Из 34 я 24. Проигрываю 7 км/ч Симоне. Он, как всегда, лидер. Ваня (Ivan Origone ) второй. Наш Рикардо (Ricardo Adarraga, ESP) девятый. А фотограф Джером, который нам делал и присылал все фотки, четвертый! А третий Филипп Мэй. Мерлин (Merijn Vunderink, NED) тоже оправился от падения. Он десятый. Ты бы здесь точно в пятерку бы зацепился. А я все никак не могу поймать движение. Живем в гостинице, в которой места для подготовки лыж вообще нет. Только в прихожей. Здесь вся итальянская команда. Они захватили всю прихожую, поставили свои верстаки и никого туда не пускают. Хорошо, что Марк (Marc Poncin, GBR) тоже здесь живет, и он прямо в холле поставил свой верстак. Я с ним договорился, что он меня будет пускать готовить лыжи. Но вся проблема в том, что он готовит лыжи, если ты помнишь, все время. И мне приходится это делать по ночам. Сам понимаешь, что хорошо приготовить не получается. Тем не менее, я все делаю по правилам. Кстати, ты мне отдал только две части от тисков, а не три. Глянь у себя дома, может завалялась где-нибудь. И еще, одна твоя щетка в дрель вообще не лезет. В остальном живем дружно. Марина помогает мне готовить лыжи, поскольку имеет о них представления (бывшая биатлонистка). А в остальном, ничего особенного не происходит. Завтра будет две попытки. После каждой уберут по десять последних. А послезавтра полуфинал и финал, где тоже собираются десять отрезать после полуфинала. То есть, получится, что в финале останется четверо.Погода все время была солнечная. А вот сегодня во второй половине дня все испортилось. И сейчас идет мелкий снег.Ну ладно. Пока. Не переживай. Тебе все передают привет. Я сказал, что ты заболел гриппом. Пахан.”

Работаю на Пухтоловой горе. Ремонтирую лыжи и сноуборды, помогаю инструкторам, по вечерам катаюсь в свое удовольствие. Через какое-то время умные люди сообщают, что выехать из РФ можно сев на поезд до Киева или Минска, и оттуда в любую точку мира, так как наших братьев из стран бывшего СССР совершенно не интересуют проблемы Российских граждан у себя на родине, лишь бы по интерполу все чисто было.

Тема стремная, но решаю проверить. Кроме этого, еще и виза неоткрытая… Однако беру билет на поезд СПб-Киев и вперед, навстречу приключениям.

Выезжаю заранее, чтобы выступить на любительских соревнованиях POP-KL – размяться перед финалом Кубка мира, все-таки первый старт в сезоне. 13 апреля, в Питере трава, цветочки. С трудом запихиваю свой чехол с лыжами наверх, привязываю его ремешком к полочке над койкой, чтобы не грохнулся и не убил.

Поезд полупустой. Едем в купе вдвоем. Сосед – ветеран подводник, украинец. Приезжал на ежегодную встречу однополчан, выживших при ликвидации пожара на АПЛ К-8 в 1960 году. Рассказывает, что 3 часа провел в «обезьяннике» и чуть не опоздал на поезд, потерял бумажку – регистрационный листок. Ну, блин, началось…

На Украине не был со времени распада СССР. Немного успокаивает недавняя победа на выборах Януковича. Ребята с Пухтоловой со смехом давали мне в поездку предвыборную шапочку с надписью « Янукович – наш президент». Не взял. Подумал – а вдруг таможенники будут сторонниками Ющенко.

Российско-Белорусская граница. Наших нет и cлава Богу. Белорусский таможенник заходит с переносным компьютером и засовывает туда мой внутренний (российский) паспорт. Холодею. Про компы меня не предупреждали. Говорили, что только посмотрят на соответствие физиономии на фотке и в натуре. Все в порядке, первый этап пройден.

Перед Украинской границей проводник раздает бумажки, те самые, за потерю которых – расстрел. Лихорадочно думаю, данные какого паспорта – внутреннего или международного вписывать. Заходят украинские таможенники. Сытые, довольные – кровь с молоком.

На Украине тепло, 20- 25 градусов.

- Это что?- пальцем наверх.
- Лыжи. На соревнования еду.
- Понятно. Откройте сумку.
Раскрываю красного цвета, с надписью RUSSIA и нашитыми трехцветного цвета флагами по бокам сумку. Сверху – выточенные из твердого пенопласта спойлеры.
- Это что?
- Спойлеры.
На лице полное непонимание. Добавляю:
- Ну, чтобы скорость быстрее была.
- ААА. Закрывайте. Счастливого пути.

Прибытие в Киев вечером. Билет на самолет на 5 часов утра. Достаю электронную распечатку и еще раз все проверяю. Блин! Вылет из Киева 17.00. На 5 утра ведь просил! «Проверяйте билеты и деньги, не отходя от кассы»…

Приезжаю в аэропорт Борисполь, подхожу к представительству Люфтганзы, прошу переоформить билет на утренний рейс. Свободных мест нет! Соображаю, что в Женеву попаду поздно вечером, и где я там буду ночевать??? Делать нечего, нахожу недалеко от аэровокзала вполне приличную и относительно недорогую гостиницу.

На следующий день, пройдя регистрацию и сдав сумку и лыжи в багаж, встаю перед паспортным контролем. Внутренне настраиваюсь, что сейчас поеду обратно в Питер. Спокоен как удав. Даю паспорт строгому, бандитского вида, погранцу и смиренно жду приговор. Пограничник долго, минуты 3, проверяет паспорт по компу, листает какие-то списки, потом требует бумажку, которая лежит у меня в российском паспорте, спрятанном в надежном месте. Лихорадочно достаю, отдаю. Штамп, свобода! «Янукович – наш президент!»

Самолет взлетает с задержкой на час. Перебежать в Мюнхене из самолета в самолет останется полчаса. Приземляемся. Очередь на секюрити контроль громадная. Размахивая билетом прошусь без очереди. Пускают. Такая же картина перед паспортным.

Немецкий погранец рассматривает мою финскую визу.
- Куда?
- Вербье, Кубок мира по спидски
- Почему виза Финская?
- Ну, понимаете, я из Санкт-Петербурга. Мы все получаем финские визы, потому что это для нас легче, и ездим в Финляндию делать шопинг.
- ЙА ЙА
Штамп, свободен.

Бегу, нахожу свой Gate, смотрю на часы. Есть свободная минутка для дьюти. Ничего, подождут, регистрация пройдена, багаж перегружен. Покупаю литр вискаря и в самолет.

Прилетаю в Женеву примерно в восемь вечера. Очень хочется попасть в Вербье именно сегодня, а не ночевать в аэропорту или на вокзале. Подхожу к стойке информации, спрашиваю, какой самый дешевый путь до Вербье. – Train. Выясняю, где train, попутно спрашиваю у таксистов, сколько? 600 евро. Понятно, вопросов больше не имею.

Вокзал, к радости, оказывается совсем рядом, метров 100 и по эскалатору вниз. На перроне стоит поезд, на табло знакомое название – Лазанья, отход через 20 минут. Залезаю в вагон. Главное – двигаться. В поезде подходят контролеры. Беру у них билет до Лазаньи и прошу совета, как двигаться дальше. Выясняется, что поезд идет дальше, я могу доехать до Мартини (хорошее название), а там и рукой подать. Вот это удача! Доплачиваю и расслабляюсь. Через какое-то время доходит, как я устал и реально обсох. Пить хочется страшно, буфета нет. Терплю.

В 23 00 вылезаю в Мартини. Вокруг горы, холодный чистый воздух, далеко вверху огоньки. Ночевать на вокзале сил никаких нет. На привокзальной площади стоит такси.

Сколько? – 100 евро – Поехали.

23. 45 – Центр Вербье. Hotel Bristol. Легкий мороз. Счастливый даю таксисту 10 евро на чай и упираюсь лбом в наглухо закрытую дверь отеля. Меня никто не ждет!

Теперь всеми словами вспоминаю Пашу – просил же его написать в отель, что приеду поздно. Вербье уже спит, работают только несколько баров, и те скоро закроются. Ситуация идиотская. Понимаю, что лучше ночевать в теплом вокзале на лавке, чем на улице в Вербье, и начинаю бегать по барам с криком «Help».

В третьем по счету баре молодой парень-бармен берет телефонный справочник и начинает искать нужный телефон, потом, скорчив гримасу и швырнув справочник под стойку, говорит «пошли». Подходим к дверям отеля, парень внимательно разглядывает фасад и, о чудо, я замечаю белую визитку с телефоном, приклеенную скотчем к белой стене отеля. Парень со своего мобильника звонит, все объясняет, одновременно набирает кодовый замок и из стены выезжает ящичек с ключами от отеля и номера. ВСЕ!

Нет, не все. Возвращаемся в бар и я покупаю у парня бооольшую бутыль ледяной кока-колы, сердечно благодарю своего спасителя, прихожу в номер, наливаю бооольшой бокал виски с колой и залпом выпиваю. Вот теперь ВСЕ…

На часах 00.20, в Питере уже третий час ночи. Пишу sms Паше, мгновенно получаю от него ответ «Ты сделал ЭТО!!!»

 

Часть вторая. Сила воли

Отоспавшись, на следующее утро зашел на ресепшн зарегистрироваться. Здороваюсь с управляющим, он спрашивает, смотрел ли я TV утром. На мой отрицательный ответ сообщает, что в Исландии сильное извержение вулкана и все европейские аэропорты закрыты. После завтрака возвращаюсь в номер, включаю телевизор. Показывают Мюнхенский аэропорт, расстроенную женщину, которая говорит, что собиралась вчера лететь в Йоханнесбург, и вот сидит тут до сих пор и никаких перспектив…

Блин! Мой сосед по креслу – украинский парень, летел из Киева транзитом через Мюнхен в Йоханнесбург и должен был вылетать через час после меня. Повезло! А вот Паша должен вылететь из Питера на следующий день. Похоже, на этот раз в одиночестве останусь я, и без девушки – помощницы (cавсэм адын).

Беру лыжи, иду на подъемник. На нижней станции заявляюсь на соревнования и поднимаюсь наверх. В кабинке гондолы двое англичан, тоже приехали выступать, любители. Задают кучу вопросов. В глазах удивление и уважение « o…Russian pilot».

Принимаю решение совершить сегодня только один спуск, чтобы остаться свежим и не забить мышцы, хотя и очень хочется «оттянуться» по полной программе… Солнце, снег, горы, СВОБОДА!

Поднимаюсь на Мон Фор, трасса под канаткой. Родная уже взлетно-посадочная полоса, наклоненная под углом 45 градусов. Выкатываю к финишному городку. Здесь тусовка, все свои: Трейси Сачс, Юрг Граф, Филипп Мэй, Марк, Мерейн, Риккардо…

Вручают стакан, наливают красного вина, потом еще… Ощущение полного счастья. Как не хватает Паши…

Съезжаю вниз, надо готовить лыжи и проверить снаряжение. Вечером в носоглотке начинается характерное першение, горло краснеет, накатывает слабость. Понимаю, что ледяная кола накануне была напрасной. Утром «готов». Градусника нет, но по ощущениям примерно 38, горло красное, глотать больно. Лишь бы до пневмонии не дошло, в высокогорье это мигом, а с ангиной жить можно. Хорошо, что взял с собой флисовый подшлемник – намордник. Надеваю его и стараюсь дышать через маску более теплым воздухом.

Поднимаюсь в финишный городок и начинаю влезать в амуницию. Тепло, светит солнце, ветра нет, и все переодеваются на улице. Влезаю в комбез, начинаю приматывать спойлеры, поглядываю по сторонам. Странно… все участники переодеваются в обычные комбезы для скоростного спуска, длинных лыж тоже не видно. Я что, только один участник в классе KL? Вот здорово! Медаль дадут!

На всякий случай подхожу за разъяснениями к Трейси. Она, увидев меня в резине, говорит что-то типа: “УАУУУ, Николай, это соревнования только для класса DH!”

На мой вопрос: “И что теперь делать?” – говорит, что ехать можно в любом костюме, кроме резинового, а нормальный шлем и очки она мне сейчас найдет. Конфуз, однако.

Пока снимаю резину, думаю, в чем ехать. В куртке ехать неспортивно. Принимаю решение: верх – в обтягивающем нижнем белье на голое тело, низ – так как в кальсонах совсем неприлично, остаюсь в лыжных брюках – самосбросах. Трейси приносит мне реальный котел с мягкими ушами и очки. К старту – готов! Эх, фотографировать некому было…

Первая стартовая площадка К-150. Судья на старте запрещает мне ехать на длинных лыжах.

- Да пошли вы… Русские не сдаются! Поеду на своих 180 см. Начинаю менять лыжи.

Трейси, увидев это, начинает за меня заступаться. Диалог с судьей на французском довольно эмоциональный. Наконец Трейси говорит мне: “OK, можешь ехать на своих 240, на коротких опасно”.

Еду уверенно, занимаю 8-е место, проигрываю первому 5 км/ч. Справедливо рассудив, что длинные лыжи дают примерно + 5 км/ч, а развевающиеся на ветру портки минимум -10 км/ч, остаюсь удовлетворен результатом.

После соревнований захожу в местную аптеку и покупаю необходимые колеса. Звоню Паше – самолеты не летают…

Первый день Кубка мира. Тренировочную попытку проезжаю хорошо, на зачетной снег на контрольном отрезке отпускает и получаю сильный подсос – чуть не улетаю вперед через носки лыж. На 180 км/ч – неприятное чувство. Вечером шведы дают ручную накатку – пытаюсь что-то сделать со структурой на скользящей поверхности.

Полуфинал. Самочувствие отвратительное, еле держусь. Кроме ангины, хваленые ботинки Salomon SX-91, найденные годом раньше здесь же на помойке, начинают давить щиколотки. Проблема класса KL в том, что после одевания комбеза со спойлерами спортсмен не имеет возможности расстегнуть ботинки между попытками и дать ногам отдохнуть. Все замотано скотчем, и малейший дискомфорт вначале через 4-5 часов превращается в адскую боль. В моей Tecnica Race-Pro не было проблем – как будто слепок с ноги лепили, сейчас от боли хоть вой… Естественно, полная невозможность настроиться на заезд.

Ready? Go! Подпрыгиваю, лыжи по склону, голову вниз, разгон. Срабатывает шестое чувство, что несет вбок. Приподнимаю голову. Точно! Впереди мелькает ограничительная красная линия. Немного привстаю и на скорости 160-170 км/ч выравниваю траекторию, опять закрываюсь. Находясь в контрольном отрезке, совершаю совсем необъяснимую вещь – раскрываюсь метров за 20 до красной линии.

Расстроенный, подхожу к информационному табло. Так плохо я не ездил никогда… Похоже, шансов попасть в финал нет. Считаю результаты – 16 место. Начинаю разматывать скотч, чтобы быстрее снять ботинки и делюсь своим горем с Еджеем, нашим Польским товарищем. Он говорит, что слышал что-то про бонусный заезд. Вот, блин, а я и забыл, что иногда, в виде исключения, в финале дают стартовать нескольким гонщикам. Забыв про боль в ногах, бегу, ищу организаторов. Нахожу их в судейской. Кептанс митинг уже закончен. Юрг Граф (главный судья) видит меня, подзывает и говорит дословно следующее: «Николай, иди на старт, но вот это (делает жест ладонью из стороны в сторону, типа слаломный поворот) и вот это (жест руками в стороны – начало торможения), – прекращай. Мы знаем, ты можешь ездить гораздо лучше. Будь осторожен».

Бонусный заезд в официальный протокол не идет. Успокаиваюсь, встаю на старт, никаких прыжков. Фокусируюсь не на 20-30 метров впереди носков лыж, а сразу «беру точку» посередине окончания зоны хронометража. Осторожно соскальзываю вниз по склону. Поехали. 14 результат.

Pro – Speedmasters.

Организм идет на поправку, все-таки импортная фармацевтика реально помогает, даже делаю небольшую пробежку и разминку перед стартом. Накануне вечером обрезаю спойлеры, чтобы уменьшить давление на икроножные мышцы и щиколотки. Никуда уже не спешу. В этом году никто из близких не болеет и не поддерживает, а высоко махать знаменем российского спорта тоже почему-то расхотелось…

Еду с запасом прочности, в финале занимаю 10 место с результатом 210,01 км/ч и чуть-чуть не дотягиваю до своего прошлогоднего рекорда (в прошлом году 210,07 км/ч). Симоне устанавливает новый рекорд трассы – 219,28 км/ч.

После награждения традиционная вечеринка в Nelson Pub, на следующий день неспешные прогулки и прощание с Verbier до следующего года, и в обратный путь: Вербье – Мартини – Женева – Мюнхен – Киев – Санкт-Петербург…

До встречи на трасса. Николай Пимкин.